Тропинка с узкой обочиной

Когда до меня впервые добралась аннотация мира Enshrouded в форме фразы «новый Вальхейм», я поморщился. Это показалось мне неприятным для обеих миров. Вальхейм выглядел брошенной игрушкой, а Enshrouded — лишённым собственного характера. Но вообще-то подобные трюки люди выкидывают постоянно, упрощая через прямые и далеко не всегда корректные сравнения. Стало понятно, что нужно изучать мир самостоятельно, для чего и существует наш Клуб.

И вот я здесь. Непривычно низкого роста «Рождённый в Пламени», но из плоти и крови, в неплохой физической форме, которую предстоит выбрать из предложенных вариантов. Следующий этап — выбор режима игры. Конечно же, мультиплеерный. Приятно удивляет количество украинских серверов, но если заглянуть в настройки, можно увидеть, что мир готов общаться с вами как на русском, так и на украинском. Плюс естественная для этих времён сегрегация.

Впрочем, если убрать галочку «серверы с паролем», выбор резко уменьшается до самых отчаянных, готовых разделить свой мир с абсолютно незнакомыми людьми. Я с заинтересованностью смотрю на сервер «Retirement gaming», вспоминаю свою мечту и без колебаний присоединяюсь к пенсионерам. Правда, онлайн кроме меня пока никого нет.

Странная капсула, будто посадочный модуль космического корабля, из которой выбирается полуголый персонаж в обносках, не соответствующих эпохе космоборожения. Роскошное помещение, из которого вообще непонятно, зачем выходить на свет к неприятностям, если только не обращать внимание на то, что огненный алтарь не только восстанавливает силы, но и довольно самокритично сообщает, что может обеспечить уют не выше первого уровня.

Не уверен, что алтарь объективен. Сразу за дверьми меня ждёт полуразрушенная смотровая площадка с лавочкой, на которой сидит истлевший труп. Видимо, он так и не решился следовать инструкциям и пробраться через ближайшую Пелену.

Про Пелену (Shroud) мне все уши уже прожужжали, какая это напасть и проклятье мира. Поэтому сразу предлагают пойти туда, чтобы познакомиться. Альтернатив при этом особо не видно. От смотровой площадки на утёсе есть только одна тропа, ведущая в пещеру и дальше вглубь, где клубится сизый дым местного проклятья.

Свобода пока заключается только в том, что я волен что-то не заметить. Например, небольшое ответвление в темноте, где обнаружилась полочка с взрывчатыми веществами. Здесь мне предложили попробовать воксельную податливость мира и немного пошвырять бомбы в стену.

Видно, что это не скрипт. Каждый брошенный заряд выкусывает часть стены вокруг места прилёта, пока за ней не открывается тайная комната с сундуком и текстом пьяной песни.

В сундуке обнаружилось лучшее и пока единственное оружие — топор. Сложно представить, чем бы мне пришлось драться, не загляни я в этот тёмный угол.

Бой пока выглядит слишком простым и бездумным уничтожением изъеденных спорами доходяг размашистыми ударами. В трофеях можно обнаружить остатки ткани от одежд тех, кого до неузнаваемости обезобразила Пелена, руны для улучшения оружия, а иногда и споры той самой Пелены. Не знаю, зачем я их положил в рюкзак, но хватательный рефлекс ведёт себя как непослушный ребёнок. К тому же они красиво светятся.

Выбираюсь из пещеры, заполненной мутным туманом, и оказываюсь в начале тропинки, которая была видна со смотровой площадки. Я думал, здесь у меня будет больше выбора. Но нет — единственный маркер, настоятельная рекомендация опять залезть в сизый дым и утешение в виде точки восстановления, благодаря которой теперь не придётся снова пробираться через пещеру.

Пока, мягко говоря, не Вальхейм, дорогие любители простых сравнений. Куда больше сюжетного напора. Куда меньше свободы. Но выводы делать рано, это может быть этапом обучения.

Одна записка, впрочем, зацепила. И я подумал, сколько раз мы такое читали, не придавая этому значения. Сколько людей и сейчас не придают всему этому никакого значения, потому что на самом деле не переживают ничего даже отдалённого по эмоциям. Слова остаются словами.

Подписаться
Уведомить о

Вам также понравится