Бедная Пенелопа

«Пенелопа» — наша первая шхуна в Atlas. Главный десятипушечный боевой корабль, который отлично зарекомендовал себя в боях с эскадрами проклятых. Несмотря на то, что на пушках у нас было всего два человека, Пенелопа убедительно победила и хорошо держала неизбежные при таких столкновениях удары вражеских ядер.

В недавнюю вылазку по Руинам Золотого Века мы отправились тоже на ней, чтобы немного прокачать её долгим путешествием. Правда, после «Лабиринта» низкая скорость шхуны в дальнем плавании стала немного напрягать, и мы задумались над причинами такого малого хода. Казалось бы, при строительстве мы установили один манёвренный парус и один скоростной, но ожидаемого эффекта не получили.

Треугольный грот, аналогичный единственному парусу «Лабиринта», давал потрясающую способность эффективно ловить ветер примерно в 270 градусах. Вторая мачта была оснащена фор-марселем и фор-брамселем, которые пускай и ловили ветер всего в 180 градусах, зато в случае хода по ветру должны были сильно добавить скорость. Чего не происходило. На пределе при хорошем ветре мы развивали только 10 узлов.

Atlas: шхуна

Я вычитал в самодельных справочниках Atlas, что скоростные паруса, увы, не работают так, как предполагалось, и решил вместо скоростного установить третий тип паруса, влияющий на грузоподъёмность. Хотя «Пенелопа» не была перегружена, даже несмотря на десять пушек и запас ядер, нас впечатлило торговое судно, построенное Хорнетом: «Королевская Удача». Под грузовым парусом «Удачи» легко развивала внушительную скорость, хоть и теряла в манёвренности.

Решено было поставить «Пенелопу» на верфь и немного переоборудовать. Помимо смены передней мачты мы также добавили специальную платформу для глубоководного ныряния, чтобы наконец заняться поиском кладов в затонувших кораблях.

Когда «Пенелопа» выходила из родной бухты, я запечатлел этот момент. Тогда мне и в голову не могло прийти, что «Пенелопа» больше никогда не вернётся домой.

Atlas: шхуна

Мы не планировали воевать, хотя в принципе корабль был оснащён всем необходимым для морского сражения. Мы даже не планировали выходить за пределы своего домашнего сектора, по которому давно плавали с закрытыми глазами. В наши планы входило заняться исключительно подводным нырянием.

Когда на поверхности воды замечаешь плавучие остатки затонувшего корабля, первое, что приходит в голову — «Кому-то не повезло». Но нас интересует то, что хранится в холодной глубине под этими полуистлевшими частями корабельной оснастки.

Atlas: останки корабля

Платформу для глубоководного ныряния мы испытывали впервые, так что с её возможностями знакомились по ходу дела. Выяснилось, что ныряльщиком может быть только один из нас. Зато какая внушительная экипировка входила в комплект!

К костюму для погружения под воду присоединялся специальный шланг, подающий воздух для дыхания. Впрочем, к тому моменту наш кок уже мог готовить еду, которая тоже позволяла дышать под водой.

Куда более ценными свойствами костюма была защита от холода и… удивительное безразличие хищных рыб в отношении того, кто внутри него. Этого мы тоже не знали заранее, поэтому вооружились подводными ружьями. Перед нырянием мы выглядели как герои какого-то боевика, угрожающие друг другу.

Так или иначе, костюм оказался у Рекетель. Я вызвался её сопровождать без костюма, но употребив специальную еду, которая позволяла дышать под водой. Визуальный эффект от нового блюда был странным: я источал сияющие ноты.

От спуска в бездну холодело не только внутри, но и снаружи. В какой-то момент стемнело настолько, что непонятно было, где верх, а где низ. И только достигнув дна, мы увидели расколотый пополам остов корабля.

В этой полутьме нам ещё предстояло найти уцелевшее сокровище. Рекетель оказалась внимательнее и первой обнаружила сундук в трюме затонувшего корабля. Там было почти две сотни золотых монет, магический ресурс для создания самых редких вещей в Atlas и несколько чертежей. Мне уже показалось, что всё как-то слишком просто, когда меня кто-то сильно ударил и отбросил, несмотря на сопротивление воды.

Atlas: нападение на глубине

Это был чёртов «удильщик» — донная хищная рыба, которая, как предполагается, спокойно ждёт, пока его светящаяся приманка привлечёт внимание жертвы. Видимо, мои светящиеся ноты оказались приманкой уже для него. Только к охоте я был не готов.

Выстрелив всего один раз из подводного ружья, я в итоге проиграл удильщику. Того добила из ружья Рекетель, но меня это не спасло. К счастью, можно было возродиться снова на «Пенелопе», нырнуть и вернуть потерянное.

Вместе с довлеющей темнотой глубины сцена, в которой я нахожу своё старое мёртвое тело, сжимающее в руках подводное ружьё, напоминало какое-то чистилище. Зато возвращение к сияющей морской поверхности было похоже на врата рая. Там меня ждала «Пенелопа».

Пока я занимаюсь спасением своих пожитков, Рекетель замечает огромные силуэт под водой. Это кит. Мы не думали, что они водятся в нашем секторе, но вот вам неопровержимые доказательства в виде сделанных фотографий. Пускай и не самых чётких.

Впрочем, животное выглядит мирным и не проявляет интереса к ныряльщикам, несмотря на то, что в полярных регионах их собратья ведут себя куда более агрессивно.

Мы отправляемся дальше в поисках следующего крушения, когда замечем вражескую эскадру. Поступает предложение «пострелять», от которого сложно отказаться. Мы чувствовали себя уверенными, исходя из опыта прежних столкновений. Но, возможно, не учли, что мой эксперимент с новым передним парусом не добавил «Пенелопе» ходовых качеств, а только снизил их. При поиске сокровищ это не имеет особого значения, а вот в морском бою может повлиять на исход драматически.

Мне сложно описывать произошедшее дальше объективно. Я стоял за орудием в трюме и был полностью сосредоточен на попытках найти в амбразуре пушечного порта цель, рассчитать траекторию полёта ядра, выстрелить и перезарядиться. Раздался страшный грохот, мы получили в корму какой-то совершенно нереальный концентрированный урон, в результате чего лишились обшивки и начали тонуть.

Вода хлынула внутрь. Я добежал до рундука с ремонтными принадлежностями, схватил молоток, чтобы попробовать что-то починить, но следующим вражеским залпом меня снесло с палубы. «Пенелопу» уводили из-под огня, так что было не до моего спасения. Но, увы, пройдя несколько километров в сторону ближайшего острова, наша шхуна затонула.

Затонувшая шхуна "Пенелопа"

Мы были совершенно не готовы к произошедшему. На «Пенелопе» оставалось много ценного оборудования и припасов. Но, несмотря на шок, какая-то часть меня испытывала восторг.

Мы вернулись к месту крушения на «Лабиринте» и принялись нырять, чтобы спасти оставшееся на корабле. Сама эта возможность была совершенно потрясающей. К тому же всё это происходило уже ночью, в абсолютно тёмном море. Правда, мы догадались взять с собой фонари.

Как метко заметила Рекетель: «представьте, что вы на заставке No Man’s Sky». В космической темноте мимо вас проплывают светящие звёзды, а затем неожиданно появляется мачта «Пенелопы».

Это очень грустно и красиво одновременно. Вот проявляется хорошо знакомая палуба, и сверху шхуна выглядит практически целой. Кажется, достаточно привязать к ней верёвку и можно поднять почти целый корабль на поверхность. Увы, не выйдет. «Пенелопа» здесь навсегда. Корабль, к которому мы так привыкли, в который мы вложили столько сил, по нашей беспечности был потерян за несколько минут. И я ничего не могу с собой поделать, испытывая необъяснимый восторг.

Видимо в качестве наказания на меня обрушивается огромная тень. Я успеваю вздрогнуть только один раз. Огромный кит расправляется со мной за секунду. Как мало мы ещё знаем о мире Atlas.

Подписаться
Уведомить о

Вам также понравится