Субъективные мысли о сути экономики

Недавно при моём активном участии на Архипелаге произошёл скандал, который оставил довольно неприятный осадок, думаю, не только у меня. В конце таких словесных баталий, особенно когда они постепенно превращаются в хождение по кругу, остаётся только усталость и даже понятное раздражение в адрес того, кто «начал». Пишу специально в кавычках, потому что разные люди считают началом разные действия. Но если говорить о скандале, то его однозначно начал я, без всяких кавычек. И да, я тоже в итоге испытал массу негативных эмоций, при этом, похоже, никого ни в чём не убедив. Так стоило ли начинать?

Думаю, что в той эмоциональной форме, которую я выбрал, точно не стоило, потому что всё это легко было интерпретировано как проявление моей личной неприязни в адрес другого человека, а не спор по сути. Кто-то вспомнил какой-то старый скандал в прошлом мире между нами, и посчитал это продолжением давней вражды. Но, хотите верьте, хотите — нет, я абсолютно не помню ту историю и действия участников в ней. Поэтому ситуацию я воспринимал с чистого листа.

Ситуация следующая. В Эко из-за стремительного технологического прогресса, который даёт нам новые модули улучшений и станки, себестоимость некоторых товаров падает в разы. Пересчёт цен может произойти в течение дня, или задержаться на несколько дней, потому что один владелец магазина забыл пересчитать цены или не смог зайти в игру. В итоге цена продажи в одном магазине может быть в несколько раз меньше, чем закупка того же товара в соседнем. Что, собственно, и случилось.

Особенность магазинов Эко в том, что они торгуют товарами круглосуточно без участия живого продавца. То есть когда вскрывается ошибка, на неё некому оперативно отреагировать. А ещё в том, что живые продавцы — совсем не профессиональные продавцы. То есть люди, которые даже когда находятся в игре, не слишком концентрируются именно на ценниках и обслуживании магазина. Есть масса других забот, включая просьбы окружающих их людей, которые важнее. И, наконец, деньги в Эко имеют значительно меньшую ценность, чем в реальном мире. Вы не можете здесь обанкротиться, а для излишков денег не так много применений. Это тоже влияет на ваше отношение к денежному вопросу.

Но если деньги здесь намного менее важны, стоит ли вообще уделять внимание ситуации, когда человек, увидев трёхкратную разницу в цене, сбыл протормозившему закупщику кучу строительного камня по старой цене? Это же экономические отношения, говорят мне. Причины, по которым я выставил закупку в три раза выше продажи в шаге от себя, неочевидны, говорят мне. А я сам добавляю, что в денежном плане эта история точно никого не травмирует, потому что меня никто не обанкротил, да и не мог, даже если бы захотел.

И вот мы подобрались к сути. Я не согласен с главным утверждением — что это и есть экономика. И согласен с двумя другими. Действительно невозможно догадаться, по какой причине другой человек поставил цену на закупку товара в три раза дороже, чем продаётся тот же товар в магазине напротив. Может, он любит экстравагантные поступки или ему очень нужно. К тому же большого вреда в денежном эквиваленте человеку ты всё равно не нанесёшь. А вот экономике нанесёшь вред огромный. Потому что попытка кого-то словить на ошибке, намеренная или невольная, провернув невыгодную для одного из участников сделку, на мой взгляд, вовсе не экономика.

Экономика, простите за предельную банальность сравнения, это кровеносная система, работоспособность которой проверяется не формальным наличием крови в ней, а постоянной её циркуляцией. И эта циркуляция нужна не сама по себе, а для обеспечения каких-то более интересных, чем блуждание крови по венам, процессам. Мозговой активности, создающей тот самый технологический прогресс, выскакивающему из груди сердцу в момент осознания влюблённости, или невероятному перфомансу на пределе физических возможностей.

Экономика — это устойчивые связи, которые делают обе стороны этой связи богаче, и поэтому они возвращаются к взаимовыгодному обмену снова и снова. Именно это делает экономику эффективной формой отношений, а не попытка словить поставщика или клиента на ошибке.

Общим местом в экономической теории является тот факт, что любой рынок остаётся эффективным до тех пор, пока в нём количество честных взаимовыгодных сделок существенно превышает количество злоупотреблений, о чём можно почитать, к примеру, здесь: The Market for «Lemons»: Quality Uncertainty and the Market Mechanism. Общий вывод этой научной работы выглядит так: при достижении критической массы злоупотреблений на определённом рынке, этот рынок разрушается и исчезает.

Устойчивая экономика, как и деньги, невозможна без взаимного доверия. Устойчивость экономики в случае, когда в ней всего несколько десятков участников, может быть разрушена даже несколькими из них.

Формальные отношения, за которыми так удобно спрятаться в случае недоразумения или намеренной их эксплуатации, как и круглосуточно открытый магазин, невозможны без преобладающего доверия. В этом-то и заключался мой изначальный вопрос: «А оно того стоило?». Стоило ли подрывать долгосрочные связи и долгосрочное доверие банальным подлавливанием на ошибке или нерасторопности одного из немногочисленных участников общей схемы?

Попытка ответить на это «хочешь я верну тебе деньги за твою ошибку?» — как раз и есть непонимание сути того, что нужно возвращать и что не стоило отбирать. Вернуть нужно доверие, а не деньги, которые ничего без доверия не значат, а в Эко особо ничего не значат в принципе.

Естественной реакцией на разрушение доверия становится то, что мы делали в Эко много раз, и то, от чего я в этот раз отказался — ограничение доступа к круглосуточно работающему магазину для того, кто злоупотреблял доверием. Вреда от такого действия для экономики я вижу куда больше, чем вспыхнувший в чате скандал. Всё это приводит к конфронтации, а в условиях городов может распространяться на целые группы и на каскадное блокирование экономических связей.

Однако, считать, что экономика — это нечто полностью оторванное от сферы человеческих отношений, что это разновидность сухой арифметики, тоже, как мне кажется, заблуждение. Общества, находящиеся в конфликте, не торгуют, потому что не могут доверять друг другу и потому что не хотят делиться благами, усиливать тех, в ком видят слишком много несовпадений в ценностях.

Иллюзия, что крепкие экономические связи могут кого-то замирить, интегрировать в общее пространство, не оставив шансов на большой конфликт, прямо сейчас разбиваются в реальности. Это полностью проваленная концепция, которая возвращает нас к мысли о том, что экономика — важная часть человеческих отношений, общих взглядов и ценностей. Не монолита, но критической массы.

Впрочем, у скандала, который произошёл в Эко, есть и обратная сторона, которую я прекрасно осознаю. Я, простите, не верю, что человек не понимал, что именно он делает, перебрасывая строительный камень в три дорога из соседнего магазина, но для чистоты мысленного эксперимента готов допустить, что не понимал. И тем более согласен с тем, что менее явные случаи становятся ещё более опасной почвой для потенциального конфликта, а это напрягает.

Что если и здесь кто-то, как Атрон, проснётся и начнёт с утра выяснять отношения, выкрикивая обвинения? Как в таких условиях вообще можно торговать? Такая потенциальная нервозность ведь очень сильно вредит экономике и количеству сделок. Видишь выгоду и боишься её использовать. Что ж, у меня есть ответ, но он вам может не понравиться.

Чужая душа — действительно потёмки. Вы никогда не сможете быть уверены в том, что не заденете другого человека, что он всегда верно интерпретирует ваши действия, а вы — его намерения. И поэтому сфера человеческих отношений — штука намного более сложная, чем «увидел разницу в цене, продал». Вы не можете упростить отношения, особенно с незнакомым человеком. Но вы можете воспользоваться таким доступным инструментом, как кредит. Кредит доверия.

Опять же, что меня зацепило в ситуации с продажей камня втридорога? Это был идеальный момент для формирования кредита доверия. Буквально один случай, реплика в приват о том, что вот рядом с тобой стоит магазин с ценами в три раза ниже, если это ошибка, поменяй цены, и кредит доверия получен. Но «сам виноват» оказалось соблазнительнее. Или сиюминутная выгода. Или нежелание заморачиваться. Или безразличие. Итог один — существенный ущерб долгосрочным экономическим связям, которые и формируют основу любой экономики.

А дальше происходит самый интересный момент: спор вокруг того, насколько подлавливание на таких ошибках тождественно тому, что кто-то не закрыл дверь в свой дом, а другой туда зашёл. Ведь это тоже ошибка хозяина. И сложно сказать, что хотел хозяин. Может, чтобы любой желающий туда зашёл, пожил немного, поел из холодильника. Но нет, конечно же, мы не можем считать это тождественным. Потому что взять чужое или воспользоваться чужим, даже если не взламывать дверь, остаётся явно осуждаемым действием.

Бинго! Вы не можете получить кредит доверия, избегая только явно осуждаемых поступков. Весь этот кредит можно взять исключительно в серой зоне поступков, где у вас действительно был выбор между собственной выгодой и защитой интересов другого человека. Тем более, что, повторюсь, сиюминутная выгода в экономике не стоит практически ничего по сравнению с долгосрочными действительно взаимовыгодными связями, обогащающими обе стороны.

Отсюда три субъективных вывода без претензий на истину.

  • Первый: хотя идея отделить экономические отношения от человеческих выглядит соблазнительной и кажется эффективным способом избежать конфликтов, на мой взгляд, это невозможно. Все эти пиксельные камни, ничего не значащие деньги, домики, кораблики и круглосуточный магазин — это продолжение нас, живых людей. Любые операции с ними, это воздействие на нас. И в жизни так, а уж в игре подавно.
  • Второй: реальные экономические отношения, а не ночные набеги на устаревшие ценники, инструмент развития отношений между нами. И если какой-то круглосуточный магазин не закрыт для вас, то, раз уж мы подразумеваем вероятность не только ошибки, но и намеренного действия, это может быть сделано для того, чтобы вернуть человеческие отношения в нормальное русло.
  • Третий: ошибочно переносить ситуации из реального мира, населённого миллиардами людей, в игры с намного меньшими сообществами. Здесь степень влияния любого действия в миллиарды раз выше, включая экономику. То, что в реальном мире для экономики будет укусом комара, историей про судебный иск к производителям микроволновок за то, что те не указали в инструкции запрет сушить там кошку, или сюжетом про ограбление банка, в маленькой экономике будет аналогично ампутации конечности. Все эти допустимые в реальном мире «шалости» оплачены клиентами, честно купившими сотни миллионов микроволновок, или огромным количеством вкладчиков банка. Здесь у вас такой роскоши нет.

    А может, наоборот — здесь у вас как раз есть роскошь быть значимым элементом системы. Но с влиянием появляется и ответственность. Готовы к ней?

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

You might also like