В поисках кошек

Когда в Атласе произносишь слово «кошка», первое, что приходит на ум — абордажный крюк с тросом, который можно забросить куда-то. Но есть здесь и вполне живые представители кошачих.

От нашего кока давно поступила просьба по возможности раздобыть кота или кошку для помощи на кухне. Мы не спрашивали, зачем, убедившись только, что ни одной жизни кошки ничего не угрожает, но всё откладывали довольно длительную поездку.

Мы знали только одно место с кошками — начальный остров, где они шныряли повсюду, подпрыгивая при приближении людей и быстро удирая. Чтобы попасть туда, нам нужно было пересечь минимум пять секторов. Плюс время на приручение и время на возвращение домой.

Хотя был ещё один вариант. В соседнем с начальным сектором расположена наша перевалочная база, где мы поначалу обосновались. Там до сих пор на якоре стояли два наших шлюпа — «Dragonfly» и «Ladybug». Не то, чтобы мы в них сильно нуждались, предпочитая путешествовать на одном конкретном корабле, но, по-хорошему, перегнать бы их туда, где мы сейчас живём, чтобы не загромождать бухту и не отпугивать возможных поселенцев.

Так и решили.

Телепортировавшись в хижину нашего начального лагеря, мы достали заготовленные комплекты одежды, сели на «Божью Коровку» и вскоре причалили к начальному острову. Там нас застала ночь.

Прежде чем искать чёрных кошек в ночном городе, нужно было раздобыть рыбу. Потому что без кормёжки не будет приручения. Но даже с заготовленной рыбой и найденной кошкой оставался вопрос: как подобраться к животному так, чтобы его не спугнуть. Путём последовательной отбраковки был выявлен победитель: передвижение ползком. Мифри подползала к коту, тот наконец-то не подпрыгивал как ошпаренный и принимал рыбу. Облизнувшись после приёма пищи, кот отправлялся гулять сам по себе, и по улицам поселения.

Хорошо, что в городе были мы одни, потому что ползающих за котом моряков сочли бы окончательно спившимися. Радость уединения омрачал тот факт, что кот даже не торопясь прогуливался быстрее, чем Мифри ползком. Только когда животное присаживалось, чтобы немного отдохнуть и поозираться, к нему запыхавшись, шипя проклятиями подползала Мифри. Надеюсь, она простит меня за эти невольные ассоциации.

Когда первый кот был успешно приручен, на острове появился новичок. Он был коротышкой, что выдавало в нём опытного мореплавателя. Межпалубное пространство у парусных кораблей достаточно небольшое, поэтому человек даже со средним ростом почти упирается в потолок. Теперь представьте, что вы опытный моряк во время реинкарнации и можете выбрать свой рост. Пускай коротышки на суше выглядят смешно, последним смеётся тот, кто быстро и эффективно передвигается в трюме, а не считает лбом шпангоуты.

Внезапно опытным моряком оказался наш друг Док, который решил присоединиться к нам, никого не предупредив. Вероятность, что это произойдёт именно в момент, когда мы будем на начальном острове, минимум в пяти секторах от дома, была мизерной. Но он попал.

Не знаю, кто больше ошалел — мы или Док, которого с первых секунд пребывания в игре взяли в оборот, усадив на плечо только что прирученного кота и заставив жарить рыбу на костре. Но, так или иначе, с его участием мы справились быстрее, приручив в комплект к коту кошку для дальнейшего разведения котят в домашних условииях. Док, Траст, Мифи, я и два кота погрузились на шлюп, отчалив в сторону дома.

Прошёл целый день и насупила новая ночь с дождём. Вымокшие коты, впившись когтями в наши плечи, с трудом переживая качку и глядя на накатывающие тёмные волны, постоянно задавали один и тот же вопрос: «Что мыаааау здесь делаем?». У нас не было убедительных ответов.

Рыжебород, как инициатор идеи, решил присоединиться к нашему плаванию. Мы надеялись, что кок сможет найти новые аргументы для котов. К сожалению, в нашем плане была одна серьёзная ошибка.

Как вы помните, в пределах всего мира Атласа можно телепортироваться между кроватями. Если кровать стоит на корабле, можно прыгнуть на корабль. Что Рыж и сделал. «Ой!» — сказал наш шлюп. — «Я на такое не рассчитан!». И начал тонуть.

Как опытные моряки, мы немедленно начали паниковать, кричать и вертеться в поисках ближайшего острова. На котов, видимо, это произвело неизгладимое впечатление. По крайней мере на одного из них. Он предпочёл бушующую стихию открытого моря нашей компании. И нельзя сказать, что он был совсем уж неправ. В тот момент посреди шторма, но вдали от нас, было действительно спокойнее, чем на палубе «Божьей Коровки».

Рыж отпрыгнул назад. Шлюп выдохнул и перестал тонуть. Дождь прекратился. Тучи разошлись. Но кот так и не нашёлся. Оставалась только кошка на плече у Мифри.

Здесь нужно заметить, что приручённые животные и палубы кораблей в Атласе не слишком уживаются. Мы потеряли минимум двух обезьян в момент, когда кто-то выходил с корабля. Но как пропал первый кот я вообще не понял. Он числился в списке приручённых и считался живым, где при этом физически находился — совершенно непонятно.

А вот как пропала вторая кошка я видел собственными глазами. Она отделилась от плеча Мифри, коснулась палубы и вывалилась за борт. В этот момент наш шлюп шёл полным ходом под хорошим ветром, так что ситуация выглядела так, будто кошка потеряла связь с координатами корабля, оставшись на месте, а сам корабль понёсся дальше.

Как опытный капитан я скомандовал: «Ой… эээ… чёрт!… это… ай! стой! в смысле — опустить паруса!», но, к сожалению, было поздно. Через секунду большими красными буквами появилось сообщение о том, что кошка погибла. В данном случае была хоть какая-то определённость, так что не пришлось двадцать минут орать посреди моря «кис-кис-кис».

В итоге получилось так, что из прирученных на начальном острове животных домой мы довезли только Дока. Надеюсь, он не убьёт меня за эту тупую шутку, Здесь рост работает в мою пользу.

Однако приключения с кошками на этом не закончились. Просто перешли на другой уровень.

Мифри давно хотела соорудить ловушку для крупных животных. Конструкцию мы подсмотрели в прошлой экспедиции, только немного усовершенствовали стационарными воротами. В остальном же принцип у неё простой: пандусы с внешних сторон, внутри вертикальные стены, в которых есть проёмы для выхода таких мелких животных как человек и другие обезьяны. Крупный зверь через них пройти не сможет.

Идея была в том, чтобы загнать туда страуса и приручить. Но, сами того не подозревая, достроив ловушку, мы начали ловить на живца тигра. Этим живцом был героически зазевавшийся я. Очередное предупреждение партнёров об опасности в стиле «Ой… эээ… чёрт!… это… ай!» и я на респе, но удивлённый тигр в ловушке.

Дальше начались часы неловкого приручения через аккуратное доведение хитпоинтов тигра до минимума, метание болы, связывание, кормёжку, неизбежный отпор огромными когтистыми лапами, лечение, а иногда и отпевание приручателя.

В очередной раз стемнело. Уставшие, но довольные мы открыли ворота огромной ловушки и вышли в прохладную ночь. Посреди темноты с нами стояла чёрная кошка. Но был нюанс — коку нужна была помельче. Эта мелких грызунов не ловит. Значит, снова нам плыть на начальный остров.

Подписаться
Уведомить о

Вам также понравится