Локальный общественный договор

Сразу после выбора места для жизни в Эко есть предсказуемый период накопления ресурсов и технологий, который занимает массу времени и забирает на себя практически всё внимание. В этот момент легко перепутать средства с целью. Достижение технологий и движение по шкале прогресса для многих становится конечной целью. Игровой процесс в таком случае подозрительно напоминает соревнование на скорость по заполнению шаблона, что соответствует концепциям развивающих игр для детей в возрасте от трёх до пяти лет, просто супер-запутанным. Игроки в таком режиме не столько изобретают, сколько осваивают новые правила и по завершению этого процесса теряют интерес.

В новой версии Эко к соблазну подменить цель средством добавился ещё и предсказуемый изоляционизм небольших сообществ, объединённых в города, конкурирующих друг с другом в создании своей экономики, законов и, опять же, научно-технического прогресса.

По сути, мы получили в рамках одного сервера целый набор аналогов прежних серверов. И это геймченджер, последствия которого мы будем ещё какое-то время осознавать. Я, например, осознал, что прежняя модель налогов теперь не работает. Или, как минимум, работает совсем не так, как раньше.

Пару лет назад я написал текст «Почему налоги раздражают» как раз в контексте ситуации в Эко. Там были задачи из Теории Игр и конкретные примеры из жизни нашего прежнего мира. Сейчас перечитал его с интересом в приложении к нынешней ситуации в Эко. Теория Игр достаточно универсальная, но теперь описанная там классическая задача с тремя соседками — это задача не уровня граждан страны, а, прежде всего, задача уровня поселений.

Если раньше все игроки жили в рамках одного государства и подчинялись законам, распространяющимся на весь мир, включая налоги, то теперь законы действуют в рамках зоны влияния поселения, а затем в рамках территории страны и федерации. Это означает, что поселение с налогами напрямую конкурирует с поселением без налогов в едином социальном и экономическом пространстве, чего, на самом деле, в момент зарождения государств, или прото-государств в формате греческих полисов, не существовало.

Собственно, само разделение на полисы, как замкнутые социумы, в Древней Греции было связано с местной топографией. Относительно недалеко на востоке в более «плоской» местности находились другие социумы, которые довольно быстро объединялись в большие (и, как правило, более деспотичные из-за механизмов управления большими массами), чем сравнительно небольшие и замкнутые сообщества, где гражданами, напомню, были только те, кто готов был сражаться. То есть поддержание социального договора вместо принуждения между такими людьми было жизненно важным условием. Демократия родилась не из-за каких-то высоких идеалов.

Затем социальный договор через много промежуточных состояний перешёл в плоскость налоговых обязательств, в принципе всё ещё оставаясь сильно завязанным на принуждение и безальтернативность. Попробуйте сменить гражданство в современном мире, к примеру.

В Эко десятой версии гражданство (а вместе с ним и законы, включая налоговое бремя) можно сменить нажатием двух кнопок без потери достижений. Напомню, что в предыдущей версии вам нужно было для этого сменить сервер с потерей всего игрового прогресса.

Здесь мы возвращаемся к аргументам текста «Почему налоги раздражают», первоначальным реакциям на налоги, как отъём ваших личных ресурсов, и равновесию Нэша, которое крайне сложно достичь локальной налоговой системой в новых условиях. Особенно с учётом того, что ваша налоговая система может отпугнуть не только существующих и потенциальных граждан, не только стать гирей на ногах в экономической конкуренции с ценообразованием, но также вполне способна превратиться в непреодолимое препятствие на пути объединения с другим городом в страну.

Вот здесь и начинается самое интересное. Куда более интересное, чем заполнение инвестициями личного времени стандартного шаблона научно-технического прогресса. Потому что непонятно, что заполнять и чем. Нужно реально изобретать. Причём в контексте конкретной социально-экономической модели.

Конечно, можно сказать, что Эко в десятой версии создала нереалистичную социально-экономическую модель, в которой известные практики не будут работать, и едва ли она может служить аналогом учебного пособия для реального мира. Я не буду с этим спорить, хоть и считаю, что обучение — это не переписывание с доски, а понимание сути. Суть же можно понять, решая те же задачи в других условиях.

Сейчас мы получили модель, в которой почти полностью отсутствует принуждение. И мне это откровенно нравится. Потому что мне нравится идея добровольного социального договора, а не принуждения к нему. В прошлой версии, при всей условности принуждения в добровольной среде на фоне сотен альтернативных миров, принуждение на уровне конкретного мира было.

Если большинство приняло закон о налогах, то, нравится вам это или нет, такой закон начинает работать как физический на 100% территории мира. В тот же момент, с экономической точки зрения, все оказываются в одинаковых условиях. Сейчас это не так. Сейчас налоговая система переходит в разряд локальных социальных договоров. Например, если кто-то решил облагать налогом сделки, логичнее провести её в «свободной экономической зоне», находящейся под другой юрисдикцией. Особенно с учётом того, что вы можете отвезти туда свой передвижной магазин.

В принципе, это не значит, что налоговая система обречена, но вопрос в том, является ли она в таком случае наиболее эффективным механизмом накопления средств для общественных проектов на фоне возникших минусов. Общественный договор должен быть. Но в какой форме? Тут нас ждёт ещё один сюрприз десятой версии.

В разговоре на эту тему с Бивером он привёл достаточно сильный аргумент, который для меня по какой-то причине оказался в слепой зоне. Бивер заметил, что если раньше под общественными проектами подразумевалось строительство дорог и… тут мы обычно зависали, придумывая какие-то красивые объяснения не очень функциональным вещам, типа «утопии», то в новой модели главными общественными проектами становятся объекты культурного влияния, на создание которых требуется достаточно много средств и сил.

Такие объекты, собственно, формируют зону влияния, в пределах которой у граждан появляются особые права и возможности, а также могут работать все законы по защите территории от воздействия чужаков. И это на глобальном уровне делает необходимость общей казны куда более осязаемой. Потому что зона влияния любого культурного объекта, выполненного пускай даже в примитивной форме «параллелепипеда», зависит от объёма уровня материалов, ценности картин и элементов интерьера. А всё это, очевидно, стоит денег.

Получается, у нас интересная «вилка» — необходимость в создании общего фонда возросла, а возможности для его формирования сильно усложнились. О возможных решениях такой задачи я и хочу порассуждать в следующей части. Вот это вызов! Это я понимаю.

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

You might also like