Когда я говорю о сумме возможностей, доступных нам в Eco, до которых другим мирам, как до Луны, я не преувеличиваю. В большинстве случаев мы думаем не над сутью того, что нужно именно нам, а над тем, как нам удовлетворить то, что требует от нас игра. Впрочем, это всегда взаимосвязанные вещи, но не всегда напрямую реализуемые.

Недавно я размышлял над тем, что лучше для конкретной, а не воображаемой ситуации в Eco — налоги или добровольные пожертвования. И пришёл к тому, что лучше пожертвования. Мне также удалось убедить в этом других. Консенсус стал отправной точкой появления новой сущности — ценных бумаг страны Слоупо под названием «Слоубонды». Здесь наша история только начинается.

Итак, Слоубонды были задуманы ещё до появления страны, но уже тогда Рыж выдвинул отличную идею: пускай они будут реализованы в виде валюты. Для создания любой валюты здесь нужен какой-то хотя бы условно обеспечивающий эту сущность материал. И, так как мы делили шкуру несозданной страны, естественным образом выбрали, собственно, шкуры.

Но, погодите, какая ещё одна валюта? Зачем?! Нам что, мало двух валют в одной небольшой экономике? Спокойно — многие сущности в Эко можно использовать творчески.

Что даёт валюта в Эко по умолчанию? Прозрачный учёт владения и автоматический обмен через специальный станок: обменный пункт. Это-то нам и нужно было.

Мы выпустили Слоубонды, положили их в городскую казну Тёртвилля (временная мера, в итоге всё должно переехать в казну страны) и предложили обменять тысячу Лун (наша местная валюта) на один Слоубонд. Первым с большой радостью это сделал… я сам.

Понимаю, что звучит бредово: Атрон выпустил две валюты и с радостью меняет одну на другую, доказывая превосходство Эко над всеми другими играми. Позовите, пожалуйста, доктора.

Постойте! Я всё могу объяснить! Во всяком случае попытаюсь. Но начать придётся с того, почему я решил, что пожертвования лучше налогов.

Понимаете, хотя для любой деятельности в Эко нужно потреблять калории, если нам от этого мира ничего не нужно будет, то и калории потреблять смысла нет. Наш персонаж не умрёт без них. Нравится вам это или нет, но конечный пункт назначения всех усилий здесь — преображение пространства. Да, по дороге к этой цели вы открываете технологии, ругаетесь с соседями, печатаете валюту и съедаете миллион маффинов без всякого воздействия на фигуру, но, даже осознав такое счастье в сочетании с тем, что в любой момент можете уйти на безбедную пенсию, внутреннего удовлетворения в Эко это не приносит. Его приносит возможность преображать окружающее пространство.

Разумеется, бывает по-другому. Некоторые сбивают метеорит, радостно принося его в зубах невидимому хозяину, который бросает эту штуку в небо снова. В остальных случаях вы либо направляете большинство своих усилий на преображение пространства, либо помогаете это делать другим, выпекая миллион маффинов и ощущая свою целиком справедливую причастность.

Мы принялись преображать пространство города сразу. Потому что могли. И хотели. На это уходило много сил, калорий и денег. Они превращались в Набережную Тёртвилля, Маяк, Канал и водно-механический Каскад, о котором я обязательно расскажу, когда мы всё же доделаем окружающую его территорию. Но, очевидно, что это были абсолютно стихийные процессы, которые к тому же стимулировали изоляцию коммуны: общества друзей внутри Тёртвиля. А заодно, отодвигало от участия в этом движняке даже тех, кто жил с нами в городе.

Грубо говоря, нам выгоднее было самим добывать ресурсы, превращать их в материалы и вкладывать во всё это преображение среды, чем покупать. Потому что всем известно, какой обязательный шаг нужно сделать, прежде чем купить что-то нужное.

Кажется, за четыре абзаца мне так и не удалось приблизиться к объяснению того, почему же я радостно менял Луны на Слоубонды. Но хотя бы удалось загрунтовать общую картину предпосылками. Перейдём к сути: с появлением Слоубондов все закупки на общественные проекты должны были проходить через казну.

Главное здесь — как пополнялась эта казна. А она пополнялась добровольными пожертвованиями через обменник всеми желающими. После обмена человек получал слоубонд за каждую тысячу пожертвованных лун. В итоге это был, по сути, чек: простой, но эффективный учёт вклада в общее развитие.

На первый взгляд, здесь мало отличий от прежнего подхода, только бухгалтерская волокита. Например, я сделал брусчатку и хочу использовать её в городском проекте. Раньше мне достаточно было брать и использовать. Теперь мне нужно создать контракт или напрямую купить брусчатку у самого себя за свои же деньги, которые я только что радостно обменял на слоубонды.

Не нужно звать доктора, прошу. Погодите ещё немного. Суть в том, что так мы вывели всё это стихийное благоустройство на системный уровень, и практически сразу смогли в него встроить всех желающих. Как желающих сделать пожертвования, так и желающих продать свои товары. И, разумеется, всё это завертелось.

Дальше нам нужно было понять, как сделать пожертвования более привлекательными. И первая мысль, которая пришла в голову — отмечать тех, кто финансировал проект, именной табличкой на зданиях или улицах, а при достижении определённого уровня взносов ставить нечто вроде «памятника» за неоценимый вклад в развитие нашего мира. Ну, как неоценимый… вот же у нас — все чеки сохраняются.

Дальше мы подумали, что можно давать покупать за слоубонды земельные бумаги страны. Этот вопрос ещё нужно было вынести на голосование, установить цену и квоты по продаже. Но вот уже у слоубондов замаячило новое предназначение.

А дальше случилась история со сделкой вокруг высокоуровневых технологий, в которых мы решили полностью положиться на инициативу ребят из Иннсмута, традиционно обгоняющих нас в научно-техническом прогрессе. Но в итоге мы не сошлись в цене за страничку технологии и поняли, что заинтересованы открыть эти знания самостоятельно, став владельцами целой книги с бесконечным количеством страничек.

Тут-то внезапно начался новый этап жизни слоубондов: они стали ключом к знаниям, а в будущем, возможно, к целой библиотеке знаний. И внезапно слоубонды начали покупать люди, которые пока не входили в страну. К нашим проектам присоединились поселения Найнлайф и Блэкмарш!

Не хочу забегать вперёд, а то вы опять доктора позовёте, и всё же кажется мне, что слоубонды медленно (бадумс!), но уверенно могут стать общей системой оценки вклада в развитие мира всего нашего сообщества. Тем, что нас объединит. И не говорите, что вы то же самое можете провернуть в любом другом мире.

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Вам также понравится