Одним из самых больших вызовов в Эко для меня остаётся придумывание названий. Название города, страны, валюты или новой картины. Но если с картинами можно безобидно пошалить, то со многими другими сущностями стоит учитывать тот факт, что их название крепко войдёт во внутренний словарный запас мира.

Помню, как сложно было придумывать название валюты вслед за красивым именем той, что ввёл в оборот Сабади — Echo. Не то, чтобы я считал вторую валюту необходимой, и даже прямо сомневался в целесообразности её добавления с учётом очевидной для меня перспективы итогового объединения. Но меня убедили в том, что валюта — важный атрибут страны. Да и с монетарной политикой интересно поиграть. Хотя очевидно, что так интересно, как в прошлый раз, не получится.

В новом мире добавление прошлого эксперимента с Каури было невозможно, хотя бы потому, что никаких общих законов на весь мир не существовало, а значит, мы никак не могли регулировать вылов мидий. Без законодательного ограничения мы бы своими руками запустили два опасных процесса: уничтожение целого вида организмов, во всяком случае на большей части мира, и неконтролируемую эмиссию.

Может быть, всё в итоге получилось бы не так страшно, как это сейчас звучит, но если видишь явные проблемы, лучше их избегать.

Проблему двух валют, впрочем, я недооценил, и реальных минусов у неё оказалось больше. Название мы, конечно, придумали, и я им доволен — Luna. Но мы не смогли договориться об алгоритме расчёта курса лун к эхо, который бы устраивал обе стороны, а конкуренция, в теории обеспечивающая нас креативными решениями, слишком легко скатывалась к попыткам объяснить, почему другая валюта хуже, что вызывало естественные негативные реакции у их авторов и сторонников.

Что уж говорить о тех, кто находился в нейтральной позиции. Им пришлось ставить по два магазина и дважды заниматься ценообразованием при, напомню, отсутствии согласованного курса между валютами.

Несмотря на эмоциональные споры, в части монетарной политики я не видел каких-то ярких решений, порождённых конкуренцией. В основном потому, что они не нужны. Валюта — это функция, а не фигурное катание. Единственная её степень свободы после изобретения — алгоритм эмиссии.

В отличие от Каури из прошлого мира, у нынешних валют есть управляющие, которые сами решают, когда и по каким критериям добавлять новые порции валюты в экономику. С лунами пока всё предельно просто: эмиссии не было. Мы впервые планируем напечатать новую порцию денег с выходом на материалы четвёртого технологического уровня, потому что их появление приведёт к явному всплеску товарообмена. Вопрос исключительно в том, на чьём счету должна появиться новая сумма, и как она распределиться между участниками экономики.

Мне кажется, если бы такая сумма появлялась на персональном счету частного лица, это давало бы ему несправедливое преимущество. Но ведь где-то она должна появиться, верно?

Наш вариант такой. Новая порция лун возникнет на счету страны в рамках проекта по закупке t4-материалов, мебели и освещения для строительства культурных объектов, расширяющих территорию. То есть новые суммы будут попадать в экономику в обмен на товары конкретных мастеров и навсегда оставаться в обороте уже между частными лицами, а купленные материалы и изделия будут превращаться в здания, расширяющие территорию, на которой можно устанавливать клаймы страны.

Здесь начинается интересное. Разумеется, мы не можем даже приблизительно предсказать, сколько денег нам понадобится, но я считаю, что это и не нужно делать. Есть два подхода к тому, чем может быть валюта. Один из них предполагает полное соответствие денежной массы товарной. Другой — достаточную массу для того, чтобы товарооборот происходил гладко.

Нам кажется, что двойное увеличение валютной массы будет достаточно для того, чтобы поддержать товарооборот дорогостоящих позиций, но единоразово этой суммы точно не хватит, пожалуй, даже на одно оборудованное помещение из новых материалов. А вы же помните, что достаточно свеженапечатанным деньгами покинуть банковский счёт страны, дальше они начнут ходить исключительно по рукам частных лиц. Так какой план?

В общих чертах он описан в предыдущей части про Слоубонды: добровольное привлечение средств для общественных проектов. Отчасти благотворительность, отчасти заинтересованность в клаймах в пределах страны, территорию которой как раз расширяют новые культурные здания. Их зона влияния зависит не только от картин, но и от материалов, из которых оно сделано, и от предметов интерьера, усиливающих эффект.

Зону влияния имеет смысл также увеличивать, чтобы включить в состав страны новые города. Если они того захотят, разумеется. Никакого принуждения или вторжения в личное пространство. Территорий вокруг значительно больше, чем людей.

Кстати, есть у нас в планах ещё один интересный проект: Шагающий Замок Слоупо. Это такое специальное изобретение для освобождения от занятых и давно брошенных клаймов свободных территорий, приведение их в порядок и возврат в первозданный вид для большей привлекательности новых колонистов. После чего Замок удаляется. Надеюсь, придёт время и я продемонстрирую вам эту идею в действии.

А пока должен признать, что при всех очевидных минусах двух валют в одном мире, те, кто убедил меня в создании лун, оказались правы: своя валюта у страны даёт новые возможности. Надеюсь, мы сможем их все реализовать.

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Вам также понравится